• 1 Научные идеи и их влияние
    • 1.1 Оппозиция эволюции
  • 2 Вымирание
    • 2.1 Катастрофизм
    • 2.2 Стратиграфия
    • 2.3 Возраст рептилий
  • 3 Научная работа
    • 3.1 Сравнительная анатомия и классификация
    • 3.2 Моллюски
    • 3.3 Рыба
  • 4 Палеонтология и остеология
    • 4.1 Расовые исследования
      • 4.1.1 Сара Баартман
  • 5 Официальная и общественная работа

Жан Леопольд Николя Фредерик, барон Кювье (23 августа 1769 — 13 мая 1832), известный как Жорж Кювье, был французским натуралистом и зоологом, которого иногда называют «отцом-основателем палеонтологии». Кювье был важной фигурой в исследованиях естественных наук в начале 19 века и сыграл важную роль в создании областей сравнительной анатомии и палеонтологии благодаря своей работе по сравнению живых животных с окаменелостями. Он также известен своими идеями о предполагаемых научных различиях между расами и жестоким обращением с Сарой Баартман в рамках этой «работы».

Работа Кювье считается основой палеонтологии позвоночных, и он расширил таксономию Линнея, сгруппировав классы по типам и включив в классификацию как ископаемые, так и живые виды. Кювье также известен тем, что установил вымирание как факт — в то время вымирание считалось многими современниками Кювье просто спорным предположением. В своем «Очерке теории Земли» (1813 г.) Кювье предположил, что ныне вымершие виды были уничтожены периодическими катастрофическими наводнениями. Таким образом, Кювье стал самым влиятельным сторонником катастрофизма в геологии.в начале 19 века. Его изучение слоев в Парижском бассейне с Александром Brongniart установили основные принципы биостратиграфии.

Среди других своих достижений Кювье установил, что слоновьи кости, найденные в США, принадлежали вымершему животному, которое он позже назовет мастодонтом, и что большой скелет, выкопанный в Парагвае, принадлежал мегатерию, гигантскому доисторическому наземному ленивцу. Он назвал птерозавра Pterodactylus, описал (но не обнаружил и не назвал) водную рептилию Mosasaurus и был одним из первых людей, предположивших, что в доисторические времена на Земле преобладали рептилии, а не млекопитающие.

Кювье также помнят за решительное противодействие теориям эволюции, которые в то время (до теории Дарвина) в основном предлагались Жан-Батистом де Ламарком и Жоффруа Сен-Илером. Кювье считал, что нет никаких доказательств эволюции, а скорее свидетельства циклического создания и разрушения форм жизни в результате глобальных событий вымирания, таких как наводнения. В 1830 году Кювье и Жоффруа участвовали в знаменитой дискуссии , которая, как говорят, иллюстрирует два основных отклонения в биологическом мышлении того времени — было ли строение животных обусловлено функцией или (эволюционной) морфологией. Кювье поддерживал функцию и отвергал мышление Ламарка.

Кювье также проводил расовые исследования, которые послужили частью основы научного расизма, и опубликовал работы о предполагаемых различиях между физическими свойствами и умственными способностями расовых групп. Кювье подвергал Сару Баартман экзаменам вместе с другими французскими натуралистами в то время, когда она находилась в плену в состоянии пренебрежения. Кювье обследовал Баартман незадолго до ее смерти и провел вскрытие после ее смерти, которое уничижительно сравнило ее физические черты с чертами обезьяны. 

Самая известная работа Кювье — Le Règne Animal (1817; англ: The Animal Kingdom). В 1819 году он получил звание пэра на всю жизнь в честь его научного вклада. После этого он был известен как барон Кювье. Он умер в Париже во время эпидемии холеры . Одними из самых влиятельных последователей Кювье были Луи Агассис на континенте и в Соединенных Штатах и Ричард Оуэн в Великобритании. Его имя — одно из 72 имен, начертанных на Эйфелевой башне.

Кювье родился в Монбельяре, Франция (в департаменте Ду ), где его предки-протестанты жили со времен Реформации. Его матерью была Энн Клеманс Шатель; его отец, Жан Жорж Кювье, был лейтенантом швейцарской гвардии и был мещанином городка Монбельяр. В то время город, который был присоединен к Франции 10 октября 1793 года, принадлежал герцогству Вюртемберг. Его мать, которая была намного моложе его отца, усердно занималась с ним все его ранние годы, поэтому он легко превосходил других детей в школе. В гимназиилет, у него не было проблем с изучением латыни и греческого, и он всегда был руководителем своего класса по математике, истории и географии. Согласно Ли, «История человечества с самого раннего периода его жизни была предметом самого неутомимого применения; и длинные списки правителей, князей и самых сухих хронологических фактов, когда-то составленных в его память никогда не были забыты».

В 10 лет, вскоре после поступления в гимназию, он наткнулся на копию «Historiae Animalium» Конрада Гесснера, работы, которая впервые пробудила его интерес к естественной истории. Затем он начал частые визиты в дом родственника, где он мог позаимствовать тома огромной Histoire Naturelle графа де Бюффона. Все это он читал и перечитывал, сохраняя так много информации, что к 12 годам «он был знаком с четвероногими и птицами так же, как первоклассный натуралист». Он оставался в гимназии в течение четырех лет.

Кювье провел еще четыре года в Каролинской академии в Штутгарте, где преуспел во всех своих курсовых работах. Хотя он не знал немецкого по прибытии, всего после девяти месяцев обучения ему удалось выиграть школьный приз по этому языку. Немецкое образование Кювье познакомило его с работами геолога Авраама Готтлоба Вернера (1750-1817), чей нептунизм и акцент на важности строгого, прямого наблюдения трехмерных структурных взаимосвязей горных образований с геологическим пониманием послужили моделями для научных исследований Кювье.

По окончании учебы у него не было денег на жизнь, так как он ждал назначения в академический офис. Поэтому в июле 1788 года он устроился на работу в замок Фикенвиль в Нормандии в качестве наставника единственного сына графа д’Эриси, протестантского дворянина. Там, в начале 1790-х годов, он начал свои сравнения окаменелостей с сохранившимися формами. Кювье регулярно посещал встречи, проводимые в соседнем городе Вальмон, для обсуждения сельскохозяйственных тем. Там он познакомился с Анри Александром Тесье (1741–1837), который принял ложное имя. Раньше он был врачом и известным агрономом, бежавшим от террора в Париже. Выслушав выступление Тессье по вопросам сельского хозяйства, Кювье признал его автором некоторых статей о сельском хозяйстве в Encyclopédie Méthodique и называл его М. Тесье.

Тессье с тревогой ответила: «Значит, меня знают, и, следовательно, я погиб» — «Заблудился!» — ответил г-н Кювье: «Нет, отныне вы являетесь объектом нашей самой тревожной заботы». Вскоре они стали близкими, и Тессье представил Кювье своим коллегам в Париже: «Я только что нашел жемчужину в навозной куче Нормандии» — писал он своему другу Антуану-Огюстену Парментье. В результате Кювье вступил в переписку с несколькими ведущими натуралистами того времени и был приглашен в Париж. Приехав весной 1795 года, в возрасте 26 лет, он вскоре стал помощником Жан-Клода Мертру (1728–1802), который был назначен заведующим кафедрой анатомии животных в Саду растений. Когда Мертруд умер в 1802 году, Кювье сменил его на своем посту, и кафедра сменила название на кафедру сравнительной анатомии.

В том же году был основан Institut de France, и он был избран членом его Академии наук. 4 апреля 1796 года он начал читать лекции в École Centrale du Pantheon и на открытии Национального института в апреле он прочитал свою первую палеонтологическую статью, которая впоследствии была опубликована в 1800 году под названием Mémoires sur les espèces d’éléphants vivants. et окаменелости. В этой статье он проанализировал останки скелетов индийских и африканских слонов, а также ископаемые останки мамонтов и ископаемый скелет, известный в то время как «животное Огайо».

Анализ Кювье впервые установил тот факт, что африканские и индийские слоны были разными видами и что мамонты не принадлежали к одному виду, как африканские или индийские слоны, поэтому должны быть вымершими . Он также заявил, что «животное Огайо» представляет собой особый и вымерший вид, который даже больше отличался от живых слонов, чем мамонты. Спустя годы, в 1806 году, он вернется к «животному из Огайо» в другой газете и назовет его « мастодонт».

В своей второй статье 1796 года он описал и проанализировал большой скелет, найденный в Парагвае, который он назвал Megatherium. Он пришел к выводу, что этот скелет представляет собой еще одно вымершее животное, и, сравнив его череп с живыми видами ленивцев, живущих на деревьях, он был своего рода наземным гигантским ленивцем.

Вместе эти две статьи 1796 года стали знаковыми или знаковыми событиями, став поворотным моментом в истории палеонтологии, а также в развитии сравнительной анатомии . Они также значительно повысили личную репутацию Кювье и по сути положили конец давним спорам о реальности вымирания.

В 1799 году он сменил Добентона на посту профессора естественной истории в Коллеж де Франс. В 1802 году он стал титулярным профессором Ботанического сада; и в том же году он был назначен комиссаром института, чтобы сопровождать генеральных инспекторов общественного обучения. В этом последнем качестве он посетил юг Франции, но в начале 1803 г. он был избран постоянным секретарем отдела физических наук Академии, и поэтому он отказался от прежнего назначения и вернулся в Париж. В 1806 году он стал иностранным членом Королевского общества, а в 1812 году — иностранным членом Шведской королевской академии наук. В 1812 году он стал корреспондентомКоролевский институт Нидерландов, и стал его членом в 1827 году. Кювье был избран иностранным почетным членом Американской академии искусств и наук в 1822 году.

Затем Кювье посвятил себя трем направлениям исследования: (i) структура и классификация Mollusca ; (ii) сравнительная анатомия и систематическое расположение рыб; (iii) ископаемые млекопитающие и рептилии и, во-вторых, остеология живых форм, принадлежащих к тем же группам.

В 1812 году Кювье сделал то, что криптозоолог Бернар Хевельманс назвал своим «изречением Раша»: он заметил, что маловероятно, чтобы какое-либо крупное животное осталось неоткрытым. Через десять лет после его смерти слово «динозавр» придумал Ричард Оуэн в 1842 году.

При жизни Кювье служил имперским советником при Наполеоне, президентом Совета народного просвещения и ректором университета при восстановленных Бурбонах, великим офицером Почетного легиона, пэром Франции, министром внутренних дел и президентом. Государственного совета при Луи Филиппе. Он был выдающимся во всех этих качествах, и все же достоинство, придаваемое столь высокими административными должностями, было ничто по сравнению с его лидерством в естествознании.

Кювье был по рождению, образованию и убеждению набожного лютеранской, и оставался протестант на протяжении всей своей жизни, в то время как регулярно посещать церковные службы. Несмотря на это, он считал свою личную веру личным делом; он, очевидно, отождествлял себя со своей группой конфессионального меньшинства, когда курировал правительственные образовательные программы для протестантов. Он также был очень активен в основании Парижского библейского общества в 1818 году, где позже служил вице-президентом. С 1822 года до своей смерти в 1832 году Кювье был великим магистром протестантского богословского факультета Французского университета.

Научные идеи и их влияние

Оппозиция эволюции

Кювье критически относился к теориям эволюции, в частности к теориям, предложенным его современниками Ламарком и Жоффруа Сен-Илером, которые предполагали постепенное превращение одной формы в другую. Он неоднократно подчеркивал, что его обширный опыт работы с ископаемыми материалами показал, что одна ископаемая форма, как правило, не превращается постепенно в следующую, отдельную ископаемую форму. Глубоко укоренившимся источником его противодействия постепенной трансформации видов была его цель создания точной систематики, основанной на принципах сравнительной анатомии. Такой проект стал бы невозможным, если бы виды были изменчивыми, без четких границ между ними. По данным Музея палеонтологии Калифорнийского университета, «Кювье не верил в органическую эволюцию, так как любое изменение анатомии организма сделало бы его неспособным выжить. Он изучал мумифицированных кошек и ибисов, которых Джеффруа привез после вторжения Наполеона в Египет, и показал, что они ничем не отличаются от своих живых собратьев; Кювье использовал это, чтобы поддержать свое утверждение, что формы жизни не эволюционировали с течением времени». 

Он также заметил, что экспедиция Наполеона в Египет вернула животных, мумифицированных тысячи лет назад, которые не отличались от своих современных собратьев. «Конечно — писал Кювье — нельзя обнаружить большей разницы между этими существами и теми, кого мы видим, чем между человеческими мумиями и скелетами современных людей».

Ламарк отверг этот вывод, утверждая, что эволюция происходила слишком медленно, чтобы ее можно было наблюдать всего за несколько тысяч лет. Кювье, в свою очередь, критиковал то, как Ламарк и другие натуралисты удобно вводили сотни тысяч лет «росчерком пера», чтобы поддержать свою теорию. Вместо этого он утверждал, что судить о том, что произведет долгое время, можно, только умножив то, что произведет меньшее время. Поскольку меньшее время не вызывает органических изменений, он утверждал, что и более длительное время не будет. Более того, его приверженность принципу соотношения частейзаставило его усомниться в том, что какой-либо механизм может когда-либо постепенно модифицировать любую часть животного в отрыве от всех других частей (как предложил Ламарк), не делая животное неспособным выжить.

Вымирание

В начале своего пребывания в Национальном музее в Париже Кювье опубликовал исследования ископаемых костей, в которых утверждал, что они принадлежали крупным вымершим четвероногим. Его первыми двумя такими публикациями были те, в которых окаменелости мамонтов и мастодонтов определялись как принадлежащие к вымершим видам, а не современным слонам, и исследование, в котором он идентифицировал мегатерий как гигантский вымерший вид ленивца. Его основным доказательством идентификации мамонтов и мастодонтов как отдельных вымерших видов было строение их челюстей и зубов. Его первичное свидетельство того, что окаменелость мегатерия принадлежала огромному ленивцу, было получено при сравнении его черепа с черепами современных видов ленивцев. 

Кювье писал о своем палеонтологическом методе, что «форма зуба приводит к форме мыщелка, форма лопатки — к форме ногтей, точно так же, как уравнение кривой подразумевает все ее свойства; и, как если бы каждое свойство в отдельности в качестве основы специального уравнения, мы можем вернуться к исходному уравнению и другим связанным свойствам, аналогично, ногти, лопатка, мыщелок, бедренная кость, каждое по отдельности обнажает зуб или друг друга; и, начиная с из каждого из них вдумчивый профессор законов органической экономики может реконструировать все животное». Однако реальный метод Кювье в значительной степени зависел от сравнения ископаемых образцов с анатомией существующих видов в необходимом контексте его обширных знаний анатомии животных и доступа к беспрецедентным коллекциям естествознания в Париже. Эта реальность, однако, не помешала появлению популярной легенды о том, что Кювье мог реконструировать все телесные структуры вымерших животных, используя всего несколько фрагментов костей.

В то время, когда Кювье представил свою работу 1796 года о живых и ископаемых слонах, все еще считалось, что ни один вид животных никогда не вымер. Власти, такие как Буффон, утверждали, что найденные в Европе окаменелости таких животных, как шерстистый носорог и мамонт, были останками животных, все еще живущих в тропиках (то есть носорогов и слонов), которые покинули Европу и Азию по мере того, как на Земле стало холоднее.

После этого Кювье провел новаторское исследование некоторых окаменелостей слонов, раскопанных в окрестностях Парижа. Однако кости, которые он изучал, заметно отличались от костей слонов, которые в настоящее время процветают в Индии и Африке. Это открытие привело Кювье к осуждению идеи о том, что окаменелости произошли от тех, кто сейчас жив. Идея о том, что эти кости принадлежали слонам, живущим — но прячущимся — где-то на Земле, казалась Кювье нелепой, потому что их было почти невозможно пропустить из-за их огромных размеров. мегатерийпредоставил еще один убедительный аргумент в пользу этого аргумента. В конечном счете, его неоднократная идентификация окаменелостей как принадлежащих к видам, неизвестным человеку, в сочетании с минералогическими данными его стратиграфических исследований в Париже, привели Кювье к предположению, что резкие изменения, которые претерпела Земля в течение длительного периода времени, привели к вымиранию некоторых видов.

Теория Кювье о вымирании встретила сопротивление со стороны других известных естествоиспытателей, таких как Дарвин и Чарльз Лайель. В отличие от Кювье, они не верили, что вымирание было внезапным процессом; они считали, что, как и Земля, животные все вместе претерпевают постепенные изменения как вид. Это сильно отличалось от теории Кювье, которая, казалось, предполагала катастрофическое вымирание животных.

Однако теория вымирания Кювье все еще оправдана в случае массовых вымираний, которые произошли за последние 600 миллионов лет, когда примерно половина всех живых видов полностью вымерла за короткий геологический период в два миллиона лет, частично из-за извержений вулканов, астероиды и быстрые колебания уровня моря. В это время появились новые виды, а другие исчезли, ускорив появление людей.

Ранние работы Кювье убедительно продемонстрировали, что вымирание действительно было заслуживающим доверия естественным глобальным процессом. На размышления Кювье о вымирании повлияли его обширные чтения греческой и латинской литературы; он собрал все известные в его дни древние отчеты об открытиях окаменелых костей замечательных размеров в Средиземноморском регионе. 

Влияние на теорию вымирания Кювье оказала его коллекция образцов из Нового Света, многие из которых были получены от коренных американцев. Он также поддерживал архив наблюдений коренных американцев, легенд и интерпретаций огромных окаменелых останков скелетов, присланных ему информаторами и друзьями из Америки. На него произвело впечатление то, что в большинстве отчетов коренных американцев огромные кости, зубы и бивни идентифицированы как животные из глубокого прошлого, которые были уничтожены катастрофой. 

Катастрофизм

Кювье пришел к выводу, что большинство, если не все, ископаемые останки животных, которые он исследовал, были останками вымерших видов. Ближе к концу своей статьи 1796 года о живых и ископаемых слонах он сказал:Все эти факты, согласованные между собой и не опровергнутые никакими сообщениями, кажутся мне доказательством существования мира, предшествующего нашему, разрушенного какой-то катастрофой.

Вопреки убеждениям многих естествоиспытателей того времени, Кювье считал, что вымирание животных не было результатом антропогенных причин. Вместо этого он предположил, что люди существуют достаточно долго, чтобы косвенно поддерживать записи окаменелостей древней Земли. Он также попытался подтвердить водную катастрофу, проанализировав записи различных культур. Хотя он нашел многие отчеты о водной катастрофе неясными, он, тем не менее, верил, что такое событие произошло на пороге истории человечества.

Это привело к тому, что Кювье стал активным сторонником геологической школы, называемой катастрофизмом, которая утверждала, что многие геологические особенности Земли и история жизни могут быть объяснены катастрофическими событиями, вызвавшими вымирание многих видов животных. На протяжении своей карьеры Кювье приходил к выводу, что катастрофы не было одной, а было несколько, в результате чего возникла череда различных фаун. Он много раз писал об этих идеях, в частности, подробно обсуждал их в предварительном изложении (введении) к сборнику своих статей Recherches sur les ossements fossiles de quadrupèdes (Исследования ископаемых костей четвероногих), посвященных четвероногим животным. окаменелости, опубликованные в 1812 году.

Собственное объяснение Кювье такого катастрофического события происходит из двух разных источников, в том числе от Жана-Андре Делюка и Деода де Доломье. Первый предполагал, что континенты, существовавшие десять тысячелетий назад, рухнули, что позволило дну океана подняться выше континентальных плит и стать континентами, которые существуют сегодня. Последний предположил, что на земной шар обрушилось мощное цунами, которое привело к массовому вымиранию. Как бы то ни было, он считал, что потоп произошел совсем недавно в истории человечества. Фактически, он считал, что существование Земли ограничено, а не так продолжительно, как полагали многие естествоиспытатели, такие как Ламарк.

Многие доказательства, которые он использовал в поддержку своих теорий катастрофизма, были взяты из его летописей окаменелостей. Он решительно предположил, что найденные им окаменелости были свидетельством появления первых в мире рептилий, за которыми в хронологическом порядке следуют млекопитающие и люди. Кювье не хотел подробно разбираться в причинах вымирания и появления новых видов животных, а сосредоточился на последовательных аспектах истории животных на Земле. В некотором смысле его хронологическое датирование истории Земли отчасти отражало трансформационные теории Ламарка.

Кювье также работал вместе с Александром Бронгниаром над анализом парижского рок-цикла. Используя стратиграфические методы, они оба смогли экстраполировать ключевую информацию об истории Земли, изучая эти породы. Эти породы содержали остатки моллюсков, кости млекопитающих и раковины. На основании этих результатов Кювье и Бронгниар пришли к выводу, что многие изменения окружающей среды происходили в результате быстрых катастроф, хотя сама Земля часто оставалась спокойной в течение длительных периодов времени между внезапными возмущениями.

«Предварительный дискурс» стал очень хорошо известен, и были сделаны несанкционированные переводы на английский, немецкий и итальянский (а в случае с английскими — не совсем точно). В 1826 году Кювье опубликует исправленную версию под названием «Discours sur les révolutions de la surface du Globe» («Рассуждения о потрясениях на поверхности земного шара»).

После смерти Кювье катастрофическая школа геологической мысли уступила место униформизму, как отстаивал Чарльз Лайель и другие, которые утверждали, что геологические особенности Земли лучше всего объясняются наблюдаемыми в настоящее время силами, такими как эрозия и вулканизм, постепенно воздействующими на длительный период времени. Однако возрастающий интерес к теме массового вымирания с конца двадцатого века привел к возрождению интереса историков науки и других ученых к этому аспекту работы Кювье.

Стратиграфия

Кювье в течение нескольких лет сотрудничал с Александром Бронниаром, преподавателем парижской горной школы, над созданием монографии по геологии региона вокруг Парижа. Они опубликовали предварительную версию в 1808 году, а окончательная версия была опубликована в 1811 году.

В этой монографии они определили характерные окаменелости различных слоев горных пород, которые они использовали для анализа геологической колонки, упорядоченных слоев осадочных пород Парижского бассейна. Они пришли к выводу, что слои закладывались в течение длительного периода, в течение которого явно наблюдалась сукцессия фауны, и что местность временами была погружена под морскую воду, а иногда под пресную воду. Наряду с работой Уильяма Смита в тот же период над геологической картой Англии, которая также использовала характерные окаменелости и принцип фаунистической последовательности для корреляции слоев осадочных пород, монография помогла установить научную дисциплину стратиграфии. Это было крупное событие в истории палеонтологии.и история геологии. 

Возраст рептилий

В 1800 году, работая только по рисунку, Кювье первым правильно идентифицировал в печати окаменелость, найденную в Баварии как маленькую летающую рептилию, которую он назвал Птеродактилем в 1809 году (позже латинизировано как Pterodactylus antiquus) — первый известный представитель разнообразного отряда птерозавров. В 1808 году Кювье идентифицировал окаменелость, найденную в Маастрихте, как гигантскую морскую ящерицу, первого известного мозазавра.

Кювье правильно предположил, что были времена, когда рептилии, а не млекопитающие были доминирующей фауной. Это предположение было подтверждено в течение двух десятилетий после его смерти серией впечатляющих находок, в основном английскими геологами и коллекционерами окаменелостей, такими как Мэри Эннинг, Уильям Конибир, Уильям Бакленд и Гидеон Мантелл, которые нашли и описали первых ихтиозавров.

Научная работа

Сравнительная анатомия и классификация

В Парижском музее Кювье продолжил свои исследования по анатомической классификации животных. Он считал, что классификация должна основываться на том, как органы функционируют коллективно, и эту концепцию он назвал функциональной интеграцией. Кювье усилил идею подчинения менее важных частей тела более важным системам органов в рамках анатомической классификации. Он включил эти идеи в свою книгу 1817 года «Царство животных».

В своих анатомических исследованиях Кювье считал, что в области таксономии функция играет большую роль, чем форма. Его научные убеждения основывались на идее принципов соотношения частей и условий существования. Первый принцип объясняет связь между функцией органа и его практическим использованием для выживания организма. Последний принцип подчеркивает физиологическую функцию животного по отношению к окружающей среде. Эти результаты были опубликованы в его научных чтениях, в том числе Leçons d’Anatomie comparée (Уроки по сравнительной анатомии ) между 1800 и 1805, и Царство животных в 1817 году.

В конце концов, Кювье разработал четыре ответвления, или ветви, по которым он классифицировал животных на основе своих таксономических и анатомических исследований. Позже он выполнил новаторскую работу по классификации животных по группам позвоночных и беспозвоночных, разделив каждую категорию. Например, он предложил разделить беспозвоночных на три отдельные категории, включая Mollusca, Radiata и Articulata. Он также сформулировал, что виды не могут перемещаться между этими категориями, теория называется трансмутацией. Он рассуждал, что организмы не могут приобретать или изменять свои физические характеристики с течением времени и при этом сохранять оптимальную выживаемость. В результате он часто противоречил теориям трансмутации Жоффруа Сен-Илера и Жана-Батиста Ламарка.

В 1798 году Кювье опубликовал свою первую независимую работу Tableau élémentaire de l’histoire naturelle des animaux, которая была сокращением курса его лекций в École du Pantheon и может рассматриваться как основание и первое утверждение его естественной классификации царство животных.

Моллюски

Кювье разделил улиток, моллюсков и каракатиц на одну категорию, которую он назвал моллюсками (Mollusca) — разветвление. Хотя он заметил, что все три этих животных внешне различались с точки зрения формы панциря и диеты, он заметил заметную закономерность, относящуюся к их общему внешнему виду.

Кювье начал свои интенсивные исследования моллюсков во время своего пребывания в Нормандии — когда он впервые увидел море — и его статьи о так называемых моллюсках начали появляться уже в 1792 году. Однако большинство его мемуаров об этом ветви были опубликованы в Музее Анналов с 1802 по 1815 год. Впоследствии они были собраны как Mémoires pour servir à l’histoire et à l’anatomie des mollusques, опубликованные в одном томе в Париже в 1817 году.

По-видимому, апокрифический анекдот о Кювье гласит: «Когда Французская академия готовила свой первый словарь, она определила «краб» как «маленькую красную рыбку, которая ходит задом наперед». Это определение было отправлено натуралисту вместе с рядом других. Кювье за ​​одобрение. Ученый ответил: «Ваше определение, джентльмены, было бы идеальным, только за тремя исключениями. Краб — это не рыба, он не красный и не идет назад».

Рыба

Исследования Кювье по рыбе, начатые в 1801 году, наконец, завершились публикацией Histoire naturelle des poissons, которая содержала описания 5000 видов рыб и была совместным изданием с Achille Valenciennes. Работа Кювье над этим проектом длилась с 1828 по 1831 годы.

Палеонтология и остеология

В палеонтологии Кювье опубликовал длинный список мемуаров, частично относящихся к костям вымерших животных и частично детализирующий результаты наблюдений за скелетами живых животных, специально исследованных с целью пролить свет на структуру и сходство окаменелостей. формы.

Среди живых форм он опубликовал статьи по остеологии носорога Индикуса, тапира, Hyrax capensis, бегемота, ленивцев, ламантина и т. д.

Он произвел еще больший объем работы по ископаемым, имея дело с вымерших млекопитающих эоцена пластах Монмартра и других населенных пунктов в районе Парижа, таких как Бют Шомон, ископаемые виды бегемота, палеотерии, сумчатых (который он называемый Didelphys gypsorum), мегалоникс, мегатерий, пещерная гиена, птеродактиль, вымершие виды носорогов, пещерный медведь, мастодонт, вымершие виды слонов, ископаемые виды ламантинов и тюленей, ископаемые формы крокодилов, челонианов, рыб, птиц и т. д. Если его идентификация ископаемых животных зависела от сравнения с остеологией современных животных, анатомия которых была малоизвестна, Кювье часто публиковал подробную документацию по анатомии соответствующих сохранившихся видов, прежде чем опубликовать свой анализ ископаемых образцов. Можно сказать, что отдел палеонтологии, занимающийся млекопитающими, был создан и учрежден Кювье.

Результаты основных палеонтологических и геологических исследований Кювье в конечном итоге были представлены миру в виде двух отдельных работ: Recherches sur les ossemens fossiles de quadrupèdes (Париж, 1812; более поздние издания 1821 и 1825 годов); и Discours sur les Revolutions de la Surface du Globe (Париж, 1825 г.). В этой последней работе он изложил научную теорию катастрофизма.

Расовые исследования

Кювье был протестантом и сторонником моногенизма, который считал, что все люди произошли от библейского Адама, хотя его позицию как полигениста обычно путали. Некоторые писатели, изучавшие его расовые работы, окрестили его позицию «квазиполигенистом», и большинство его расовых исследований повлияли на научный расизм. Кювье считал, что существует три различные расы: кавказская (белая), монгольская (желтая) и эфиопская (черная). Кювье утверждал, что Адам и Ева были кавказцами, изначальной расой человечества. Две другие расы возникли из-за выживших, убегающих в разные стороны после крупногокатастрофа обрушилась на Землю 5 000 лет назад, когда оставшиеся в живых жили в полной изоляции друг от друга.

Кювье разделил эти подразделения на расы в соответствии с его восприятием красоты или уродства их черепов и качества их цивилизаций. Расовые исследования Кювье подтверждали предполагаемые черты полигенизма, а именно постоянство видов, пределы воздействия на окружающую среду; неизменный базовый тип; различия в анатомических и черепных измерениях у разных рас; физические и умственные различия между разными расами.

Сара Баартман

Наряду с другими французскими натуралистами Кювье подверг экзаменам Сару Баартман, южноафриканскую женщину из племени кхохой, которая выставлялась на европейских шоу уродов как «готтентотская Венера». В то время, когда Кювье взаимодействовал с Баартманом, Баартман «существование действительно было довольно жалким и чрезвычайно бедным. С Сарой буквально обращались как с животным». В 1815 году, когда Баартман была очень больна, Кювье заказал картину ее обнаженной натуры. Вскоре после этого она умерла в возрасте 26 лет. 

После смерти Баартмана Кювье разыскал и получил разрешение на рассечение ее тела, сосредоточив внимание на ее гениталиях, ягодицах и форме черепа. В своем исследовании Кювье пришел к выводу, что многие черты лица Баартмана больше напоминают анатомию обезьяны, чем человека. Ее останки до 1970 года выставлялись в Музее человека в Париже, а затем были отправлены на хранение. Ее останки были возвращены в Южную Африку в 2002 году.

Официальная и общественная работа

Помимо своих собственных исследований в области зоологии и палеонтологии, Кювье выполнил огромную работу в качестве бессменного секретаря Национального института и в качестве чиновника, связанного с общественным образованием в целом; и большая часть этой работы появилась в конечном итоге в опубликованной форме. Таким образом, в 1808 году Наполеон поместил его в совет Императорского университета , и в этом качестве он председательствовал (в 1809, 1811 и 1813 годах) над комиссиями, уполномоченными проверять состояние высших учебных заведений в районах за пределами в Альпы и Рейнкоторый был присоединен к Франции, и сообщить о средствах, с помощью которых они могут быть связаны с центральным университетом. Он опубликовал три отдельных отчета по этому поводу.

В качестве бессменного секретаря Института он не только подготовил ряд исторических журналов об умерших членах Академии наук, но также был автором ряда отчетов по истории физических и естественных наук, наиболее важным из них является Исторический отчет о прогрессе наук о физике 1789 года, опубликованный в 1810 году.

До падения Наполеона (1814 г.) он был принят в Государственный совет, и восстановление Бурбонов не повлияло на его положение. Он был избран ректором университета, в этом качестве исполнял обязанности временного президента совета народного образования, а также, как лютеранин, руководил факультетом протестантского богословия. В 1819 году он был назначен президентом комитета внутренних дел, и занимал эту должность до своей смерти.

В 1826 году он был назначен великим офицером Почетного легиона; Впоследствии он был назначен президентом Государственного совета. Он служил членом Академии надписей и изящной литературы с 1830 года до своей смерти. Член доктринеров, он был назначен министерством внутренних дел в начале 1832 года.

Источник poznanie-mira.ru

от DenisKrut

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Adblock
detector